пятница, 31 января 2014 г.

Тайный психологизм Тургенева на страницах повести "Ася"

Великий русский писатель  И.С. Тургенев в своих произведениях использовал прием "тайного психологизма", который дает читателю возможность самому поразмышлять, понять психологию героев.  В повести "Ася" автор произведения также использует этот прием. Я выбрала эпизод, где Ася первая признается в любви к господину НН.
И.С. Тургенев описывает лишь внешнее состояние героев, доверяя читателю их внутренний мир ."Она дышала быстро и вся дрожала,"- из одной фразы мы можем понять, что девушка очень взволнована  и испугана. Ее чувства были сильнее разума, она оказалась не в силах бороться с нахлынувшими на нее эмоциями. Ее внутренняя борьба проявилась в ее внешнем виде.

Господин Н тоже не мог оставаться спокойным:"Я сам ходил и говорил как в лихорадке." Что же заставило всегда сдержанного и внешне спокойного мужчину потерять контроль над собой? И.С. Тургенев намекает , что и НН умеет чувствовать, и он  умеет любить. Мы можем только представить Господина Н ходящего из угла в угол" как в лихорадке", внутри которого происходит настоящая борьба здравого смысла и искренних чувств к юной девушке. 
Вечер мог бы закончиться совсем иначе, если бы не неожиданная реакция Аси :"... она вдруг вскочила - с быстротою молнии бросилась к двери и исчезла..." Чувства молодой девушки были задеты,  она не выдержала нападок со стороны Господина Н. Ей было страшно и стыдно одновременно. Она догадывалась, к чему может привести ее поступок, ведь о ее признании мог узнать брат, Гагин. Гордость и обида заставили Асю убежать: из того дома, в который она так любила приходить, от  Господина Н, и даже от себя самой.
Таким образом,  на примере отрывка из повести "Ася", мы доказали, что тайный психологизм- способ описания психологического состояния героя.  Метод И.С. Тургенева делает читателя действующим лицом произведения.


"В небольшой комнате, куда я вошел, было довольно темно, и я не тотчас увидел Асю. Закутанная в длинную шаль, она сидела на стуле возле окна, отвернув и почти спрятав голову, как испуганная птичка. Она дышала быстро и вся дрожала. Мне стало несказанно жалко ее. Я подошел к ней. Она еще больше отвернула голову...
- Анна Николаевна, - сказал я.
Она вдруг вся выпрямилась, хотела взглянуть на меня - и не могла. Я схватил ее руку, она была холодна и лежала, как мертвая, на моей ладони.
....
- И вот теперь все кончено! - начал я снова. - Все. Теперь нам должно расстаться. - Я украдкой взглянул на Асю... лицо ее быстро краснело. Ей, я это чувствовал, и стыдно становилось и страшно. Я сам ходил и говорил как в лихорадке. - Вы не дали развиться чувству, которое начинало созревать, вы сами разорвали нашу связь, вы не имели ко мне доверия, вы усомнились во мне...
Пока я говорил, Ася все больше и больше наклонялась вперед - и вдруг упала на колени, уронила голову на руки и зарыдала. Я подбежал к ней, пытался поднять ее, но она мне не давалась. Я не выношу женских слез: при виде их я тотчас теряюсь.
- Анна Николаевна, Ася, - твердил я, - пожалуйста, умоляю вас, ради бога, перестаньте... - Я снова взял ее за руку...
Но, к величайшему моему изумлению, она вдруг вскочила - с быстротою молнии бросилась к двери и исчезла..."

Комментариев нет:

Отправить комментарий